Российская Сивилла

Принтера

Дети абсурда

vol   Большой поэт «Серебряного века» русской поэзии Максимилиан Волошин был очень самобытным человеком. С ним связано немало историй, порой забавных.

   Рос юный Макс без отца. Мать, Елена Оттобальдовна отличалась сильным мужским характером и даже носила мужской костюм. Она хотела воспитать в сыне жесткость и суровость, но мальчик рос чрезвычайно миролюбивым и, как бы сейчас сказали, неконфликтным, хотя и не был трусом. Мать даже подкупала соседских мальчишек, чтобы они затеяли с драку с маленьким Максом, но тот умудрялся каким-то образом избегать ссор. Отголоском этого можно, вероятно, считать и знаменитое письмо военному министру Сухомлинову  с отказом от военной службы и участия «в кровавой бойне» Первой мировой войны, в самый разгар шовинистического «патриотизма» захлестнвшего Россию.

   В Коктебеле во время велосипедных прогулок с многочисленными гостями он умудрялся «устанавливать перемирие» даже со злобными овчарками чабанов. Марина Цветаева предположительно описала, как происходил «диалог». Волошин безошибочно определил в стае беснующихся псин вожака и стал читать ему мораль: «Ты, как самый сильный и умный, скажи, пожалуйста, им, что велосипед, во-первых, невкусен, во-вторых, мне нужен, а им нет. Скажи еще, что очень неприлично нападать на безоружных. И еще непременно напомни им, что они овчары, то есть должны стеречь овец, а не волки – то есть не нападать на людей. Теперь позволь мне пожать твою благородную лапу и поблагодарить за сочувствие…». Удивительно, но собаки, в отличии от людей, вняли поэту.

   Позднее, после Революции он «встал над схваткой», и рискуя жизнью, спасал белых от красных, когда последние были у власти, а при Врангеле красных от белых. По некоторым сведениям его письмо спасло от расстрела Мандельштама, который почему-то не пришелся ко двору ни белым, ни, впоследствии красным.

   Лишь однажды Волошин изменил своему миролюбию и ударил по лицу человека, причем, человек этот был его собратом по поэтическому цеху Гумилевым. Это случилось, когда Гумилев цинично отозвался о «Черубине де Габриак». Реальной «Черубиной», - великолепной литературной мистификацией, - была Елизавета Дмитриева. Состоялась дуэль. Но даже здесь Волошин остался «верен» своему феноменальному миролюбию: его пистолет сначала дал осечку, а потом его и вовсе заклинило.

   Так и бродил по Крымскому побережью этот удивительный человек, сколок античности, став своеобразным мостиком между прошлой и советской культурой. Однажды ему довелось побывать в Москве. На вокзале супруга Волошина, вышла из вагона первой, и, растерявшись в густой толпе, стала громко кричать: «Макс! Макс!». Какому-то солдатику послышалось, что дама зовет… Маркса. И тут в дверях вагона появляется величественный Волошин с гривой густых волос и окладистой бородой.

- Робя, вон он, Маркс, который… - испуганно проговорил солдатик. В благоговейной тишине Волошин с женой прошли по перрону к зданию вокзала, а по Москве поползли слухи о ее посещении основоположником научного коммунизма.

Фраза недели

Народ, который может быть спасен лишь одним-единственным человеком, заслуживает кнута.

Иоганн ЗЕЙМЕ

 

 
 

Стишок недели

Ах, страна моя, страдалица,
Где извечны повторения,
Где ещё при Святославиче
Намечали светлый путь.
Где вовеки не состарится
Ни одно стихотворение,
Ибо ты, богов меняючи -
Не меняешься ничуть.

Евгений ЛУКИН

 

 

 

 

Город героев

АйТи Юг Волгоград