Российская Сивилла

Принтера

Дети абсурда

dyhni   Здравствуйте! Читаю ваши истории, и вот какая трагикомическая сценка всплыла в памяти. Начало – невеселое. В одном из районов случилось громкое заказное убийство. Я работал шофером в редакции одной довольно крупной газеты. И вот замредактора вызывает меня и говорит:

- Поедешь в N. Внизу тебя корреспондент ждет. Он все скажет.

Ну, иду к машине, а около нее стоит уже журналист Владимир  Д., которого все – от корректора, до верстальщика звали Вовой за общительный и незлобливый характер. Весь какой-то помятый и грустный. Садимся, он говорит куда ехать. Устроился на заднем сиденье. Поехали…

В пути Вова постоянно вздыхает. Вдохнет глубоко и выдыхнет. И с каждым выдохом дышать в салоне становится все трудней. Я вспомнил, что вчера журналюги отмечали день рождения у нашего фотографа. Открыл окно и стал допрашивать Вову. Картина нарисовалась такая: он крепко нажрался и ночевал в фотолаборатории. Утром его разбудила уборщица. Испытывая все муки ада, Вова поплелся к выходу с намерением отпроситься по телефону у своего завотделом и «подлечиться». И на свою беду наткнулся у входа на замредактора, мужика строгого и принципиального.

- Молодец, что рано приехал, - сказал замредактора. – Слышал уже про убийство.

Вова ни про какое убийство не слыхал, но на всякий случай молча кивнул.

- Махнешь сейчас в N с Николаем (то бишь со мной). Я договорился с областью, возьмешь эксклюзивное интервью у районного прокурора. Подожди, я ему сейчас позвоню…

Вова по многим причинам и рта не раскрыл. Еле дождавшись конца разговора, он спустился ко мне. И вот с дичайшего похмелья едем с ним в район. Я сочувственно говорю:

- Ты может, пивка хлебнешь, да поешь…

Вова от пива отказался.

- Это бы было расчудесно, но я сейчас же опять пьяный буду на вчерашние дрожжи. Давай заедем, купим минералки.

У выезда из города супермаркет. Выходит из него мой Вова, в руках – две бутылки с минералкой, пакет с лавровым листом и подсолнечное масло. Это я ему рассказывал про то, как мы, водилы от запаха избавляемся. Вова жадно припал к минералке.

Говорит:

- Все равно, зараза, тяжко. Одна надежда, что районный прокурор от интервью откажется. Он, по-моему, не особенно охотно с нашим замом общался…

Район, куда мы ехали – пригородный. Долетели быстро. У въезда съехали в лесополосу, и Вова стал с отвращением пить масло и жевать листья. От масла бедолагу вырвало. Лесополоса огласилась грозным рычанием и стонами. Но Вова, отдышавшись, все-таки протолкнул в себя несколько глотков, сжевал оставшуюся лаврушку и опрокинул в рот упаковку жвачки.

Умывшись минералкой, он сел в машину. Закупоренную бутылку с маслом положил в пакет. Поехали. Несмотря на мучительные процедуры, перегарный «факел» ощущался по-прежнему.

Прокуратуру нашли быстро. Вова вышел из машины, проверил диктофон, и обреченно шагнул на порог…

Я побродил по райцентру, зашел в магазин. Через час в дверях прокуратуры появился Вова. К моему удивлению он был бодр и свеж.

На обратной дороге он рассказал мне вот что.

- Захожу я к прокурору. Прямо на него глядеть не могу, глаза сводит. Кое-как объяснил цель приезда, включил диктофон.

А он мне и говорит: «Выключите, пожалуйста!». Я удивленно глянул на него, а он еще помятей меня. Тут до меня и запах перегара донесся. Ну, думаю, собрат по несчастью… И точно.

Оказывается, убитый был его очень хорошим знакомым, они дружили семьями. И они вчера крепко помянули его. И вот он передо мной(!) извиняется за свое состояние. Потом, замечает что я тоже того… «болен». Говорит секретарше, чтобы никого не пускала, достает из сейфа бутылку дорогого коньяка и предлагает мне помянуть покойного.

Коньячок оказал на меня просто целебное действие! Враз прояснилось в голове. Мы перешли с прокурором на «ты» и душевно побеседовали. Он рассказал много жизненных деталей, о которых бы никогда не вспомнил бы «по-трезвому».

- В общем,  - заключил Вова, - зря я старался… И он в сердцах выбросил в урну пакет с ненавистным маслом.

По дороге Вова настучал на ноутбуке текст интервью. В редакцию мы вернулись во второй половине дня. Материал был сдан и успел в номер, за что Вова получил благодарность от зама.

И тут же  убежал домой.

Последствием этой поездки было то, что Вова с того времени и на дух не переносит подсолнечное масло.

Николай Р. , Новосибирск.

 

 

 

 

Фраза недели

Народ, который может быть спасен лишь одним-единственным человеком, заслуживает кнута.

Иоганн ЗЕЙМЕ

 

 
 

Стишок недели

Ах, страна моя, страдалица,
Где извечны повторения,
Где ещё при Святославиче
Намечали светлый путь.
Где вовеки не состарится
Ни одно стихотворение,
Ибо ты, богов меняючи -
Не меняешься ничуть.

Евгений ЛУКИН

 

 

 

 

Город героев

АйТи Юг Волгоград